Автор: Все статьи автора добавить в библиотеку

Почему родители боятся любить безусловной любовью и нередко наказывают ребенка, травмируя его психику? Разбираемся, как ребенок может вырасти хорошим, если его любят даже тогда, когда он плохо себя ведет.

Любить или наказывать? Воспитательная дилемма, которой нет

На просторах интернета разгораются нешуточные баталии. По одну сторону баррикад — родители, пропагандирующие ценность безусловной любви. Они говорят о том, что святая обязанность взрослого принимать ребенка в любой ситуации — что бы он ни натворил, как бы скверно себя ни вел. Лишать любви за плохой поступок — преступление против личности маленького человека.

Тут же в ответ возникает хор голосов родителей, придерживающихся традиционных взглядов: «Баловать нельзя», «Натворил дел — пусть получает по заслугам», «Если всё спускать с рук, дитятко сядет на шею, да еще и ножки свесит». Поэтому надо быть жестким и непреклонным, надо быть авторитетом. Любят вспоминать и анекдот про свободное воспитание (тот самый, в котором взрослый юноша в финале лепит жвачку на лоб мамаше распоясавшегося малыша, поясняя, что ему тоже до пяти лет ничего на запрещалось).

Продвинутые родители обвиняют в черствости и агрессивности традиционалистов. Порой жалеют их за их собственную недолюбленность. Но те изо всех сил обороняются и стоят на своем… Только мне кажется, что эти два лагеря так непримиримы отчасти потому, что говорят на разных языках.

На самом деле выбор не стоит так: любить или наказывать? Такая постановка вопроса похожа на хрестоматийное: «что ты больше любишь: маму или бегать?»

Есть два отдельных вопроса:

Первый: люблю ли я ребенка безусловной любовью? Принимаю ли я его таким, какой он есть — (не)похожим на меня, неразговорчивым, шумным, болезненным, подвижным, не любящим математику? Готов ли я помочь ему в любой ситуации? Или мою любовь и доброе отношение надо еще заслужить, а моим стандартам надо соответствовать?

Второй вопрос: как привить ребенку ценности, которые разделяет наша семья, как объяснить, какое поведение приемлемо или неприемлемо в отношении окружающих? Понадобятся ли на этом пути наказания, унижения, окрики или я смогу без этого обойтись? Отвечу на детское «Почему?» — «Так надо!» или не поленюсь объяснить причины того или иного правила?

Конечно, определенная связь между любовью и методами воспитания есть. Но все же, давайте договоримся держать мух и котлеты по отдельности. Так, глядишь, быстрее можно прийти к перемирию. В том числе, и в собственной голове.

Зачем держать оборону?

Почему многие родители так сопротивляются идеям о свободном воспитании и безусловной любви? Есть категория тех, кому проще «построить» ребенка, выдрессировать его с помощью положительных и отрицательных подкреплений и дальше иметь дело с удобным членом семьи, обтесанным под общепринятые стандарты. Если человек рассуждает именно так, то, наверное, уже ничего не поделаешь.

Но далеко не всеми сторонниками строгого воспитания движет такая мотивация. Зачастую они просто боятся. Боятся утратить контроль (кто-то в свое время убедил их, что жизнь ребенка нужно непременно контролировать). Боятся не состояться как родители — «упустить детей», «потом горя нахлебаться», недовоспитывать и т.д. И даже боятся, что не смогут сами жить нормальной жизнью рядом с детьми, воспитанными в либеральном духе. Родительская тревожность чего только не нафантазирует! А вдруг залюбленное безусловной любовью чадо реально будет ежедневно приходить и лепить матери с отцом жвачки на лбы? Его ведь любили, даже когда он капризничал и проказничал. Он ведь не понимает, что так нельзя!

А теперь давайте на минутку притормозим и подумаем. Разве безусловная любовь и вседозволенность — это одно и то же?

Категории «испуганных» родителей кажется, что наказания, своевременные окрики и муштра — единственный способ ограничить недопустимое поведение. Скорее всего, у них просто не достаточно крепкие собственные внутренние границы. А ведь именно материнские границы впервые позволяют малышу почувствовать черту, за которую нельзя переступать. Нельзя бить маму, потому что ей больно. Нельзя брать без спросу ее вещи, потому что они — её и т.д.

Внутренний стержень против детской истерики

Дать ребенку почувствовать границы допустимого без наказаний и унижений — наверное, и есть высший родительский пилотаж. Согласитесь, обладая таким навыком, уже не так страшно отказываться от привычных методов воспитания. Но проблема в том, что освоение этого навыка лежит отнюдь не в плоскости детско-родительских отношений. А исключительно в плоскости личностного роста самих пап и мам. Это про то, как научиться уважать и ценить себя, про то, как обрести внутреннюю опору и справиться с неуверенностью.

Если мы слабы и не можем выдержать напор детской истерики, у нас возникает потребность наказать ревущего малыша. Или потребность игнорировать его. Мы не в состоянии переключиться на чувства ребенка и поставить себя на его место. И не потому, что мы такие плохие и бездушные люди, а потому, что сами до смерти напуганы. Когда мы видим слезы и слышим крики своего чада, то моментально вжимаем голову в плечи и как удара ждем осуждения. Если никого нет вокруг, мы и сами себя успешно осудим. В этот момент мы настолько сконцентрированы на своих чувствах, что просто не в состоянии подумать о ребенке. И вместо того, чтобы утешить его, разражаемся гневной тирадой в духе: «Да заткнешься же ты, наконец!».

Но как только наш внутренний стержень из тонкой и гнущейся на ветру соломинки превратится в прочный дубовый ствол, мы сможем в сложной ситуации перестать бояться за себя и, наконец (о, чудо!), заметить чувства маленького плачущего или капризничающего существа. Нам больше не придется обвинять его в своей родительской несостоятельности. Мы будем четко видеть, что проблема сейчас не у нас (разве может быть проблемой свой ребенок, пусть даже и безобразно ревущий?), а у малыша. И тогда фокус внимания будет на том, как помочь, а не на том, как заткнуть. Именно в этот момент и начинает пробиваться первый росточек безусловной любви.

Между слабостью и агрессией

Другой метод воспитания, от которого бывает страшно отказаться — это обида. А ведь метод далеко не безобидный (простите за каламбур). Не случайно в концепцию безусловной любви он никак не вписывается. Уж поверьте, обидевшаяся мама может быть пострашнее порки ремнем.

Помнится, когда я была студенткой и по совместительству мамой трехлетней дочери, у меня вышел такой диалог с преподавателем психологии. Он: «Ребенок должен быть уверен, что мама прочная, что она не сломается. Поэтому мама никогда не должна обижаться». Я: «Как это не обижаться?! А если ребенок кидается на маму с кулаками? Разве можно это позволять?» Он: «Нет, позволять нельзя. Но обижаться мама не должна!» С лекции я ушла в полном недоумении. В моем арсенале на тот момент не было жестких наказаний, а вот демонстративно изобразить, будто я обиделась — это запросто. А как иначе я объясню дочке, что некоторые поступки недопустимы? Как это «не ломаться»? Если мама никогда «не ломается», значит, с ней можно делать всё, что хочешь?

Конечно же, с мамой нельзя делать всё, что хочешь. Но чтобы объяснить это ребенку, женщине не нужно на него кричать, наказывать его или обижаться. Ей нужно просто быть уверенной в своем праве на любовь и уважительное обращение в глубине души. Так просто и одновременно так сложно… Потому что если этой уверенности нет, то по мановению волшебной палочки она не появится. Потребуется время и огромная внутренняя работа. В этом смысле накричать или обидеться на своего ребенка несравнимо проще и быстрее. Только в этом случае и у него в душе никакой прочной опоры и уважения к себе не сложится. И в будущем он так же, как и его родитель, будет выбирать между слабостью и агрессией. Почему бы не показать ему третий вариант, объединяющий силу и любовь?

Свобода и ответственность

Можно привести и другие доводы в пользу того, что отказываться от строгого воспитания безопасно. Например, такой. Когда мы предоставляем ребенку любовь и свободу, это в том числе и свобода сталкиваться с естественными последствиями своих поступков. Родитель, любящий безусловной любовью, не будет создавать сам травмирующих ситуаций, не позволит чужим людям унижать своих детей. Но это не значит, что он посадит ребенка под стеклянный колпак, оберегая от любых столкновений с реальностью.

А реальность порой лучше всяких наказаний учит, как стоит и как не стоит поступать. Ребенок сам оценивает итоги того или иного поступка, сам делает выводы. И выводы эти куда практичнее и эффективнее наших моралей. В этом смысле родителю достаточно быть рядом, чтобы оберегать от серьезных опасностей и поддерживать ребенка, когда он сталкивается с посильными для себя трудностями и неприятностями.

Учить своим примером

И еще. Пожалуй, самое главное. С чего бы вдруг ребенку, который с детства видел в семье только любовь и уважение, стать агрессором? У него перед глазами пример добрых и уважительных отношений. Логично предположить, что именно он закрепится в сознании как норма. Любимому ребенку хорошо по жизни, ему уютно в этом мире… Откуда взяться желанию унижать и обижать окружающих, манипулировать ими? Неужели только страх наказания может удержать от всего этого?

Часто говорят: «Если я буду потакать его желаниям, то он вырастет эгоистом и ему будет наплевать на желания других людей». Для начала замените слово «потакать» на слово «прислушиваться». Фраза уже выглядит не такой логичной, правда? А теперь подумаем дальше. Какой ребенок будет скорее склонен прислушиваться к чужим чувствам: тот, кто с детства видел, что так поступать — это норма, или тот, кому внушали, что его желания ничего не стоят (пусть даже из лучших воспитательных побуждений)?

Наконец, почему родители, прислушивающиеся к желаниям ребенка, должны автоматически перестать прислушиваться к своим собственным желаниям? Любить ребенка — не значит не любить себя. Совсем не обязательно воплощать в жизнь все возникающие «хотелки» сына или дочки. Иногда достаточно дать ребенку понять, что вы услышали его желание, что оно ценно для вас, что он имеет право этого хотеть... Выслушав малыша, можно рассказать, что есть еще желания и возможности других членов семьи. И вместе поискать вариант, который устроит всех.

Неужели ответ в духе «А не слишком ли ты губки раскатал?» или «Хотеть не вредно!» больше учит прислушиваться к другим и не быть эгоистом? Логичнее предположить, что ребенок, выросший на таких сентенциях, превратится в равнодушного или жесткого взрослого, который ни к своим детям, ни к себе самому не сможет прислушаться. Ведь такой подход будет для него чем-то из категории невероятного.

Любить и не бояться

Конечно, в родительском поведении, отрицающем безусловную любовь, очень много штампов и привычек, бездумного, автоматического повторения того, что взрослые сами видели в детстве. Но, определенно, здесь есть и страх за себя, и искреннее беспокойство за будущее ребенка. Чтобы избавиться от него, надо мысленно убрать знак равенства между «любить» и «всё позволять», между «наказывать» и «готовить к будущей жизни». Совершенно очевидно, что готовить к будущей жизни можно (и нужно!) с помощью любви. А еще помнить, что нам, взрослым, безусловная любовь к самим себе тоже не помешает. Ведь с ней нам нечего бояться!

Фото: www.globallookpress.com

3205 просмотров
Средний балл: 4.6
Ваша оценка