Автор: Все статьи автора добавить в библиотеку

Надежда Тюменцева вместе с супругом воспитывает годовалую дочку. Кроме того, в свои 23 года Надежда - приемная мама еще для шестерых детей.

— Надежда, как вы решились на такой шаг? Сегодня молодые пары, как правило, сначала хотят «пожить для себя»…

— Когда мне было 19 лет, я работала волонтером в благотворительной организации. Там я познакомилась с тремя маленькими девочками из неблагополучной семьи, к которым очень привязалась. Еще в начале наших отношений с будущим мужем, я сказала ему, что есть дети, которых я не смогу бросить, если они останутся без родителей. Мой супруг старше меня, и он уже был готов к семье и детям, так что полностью поддержал меня. Тем временем у девочек родился братик, но ситуация в доме стала критической. В итоге через несколько месяцев в нашей молодой семье появилось сразу четверо детей. Сейчас Кристине 12 лет, Насте 10 лет, Ксюше 7 лет и Данилу 3 года.

Потом через подругу, которая работает с выпускниками детских домов, я познакомилась с Владой, нашей старшей девочкой. На тот момент ей было 17 лет (сейчас 19), она училась в колледже и жила в общежитии. Но все-таки это возраст, в котором еще сложновато начинать самостоятельную жизнь. Думаю, вместе с нами ей лучше.

Год назад у нас родилась дочка Полина, а в сентябре 2017 года мы взяли к себе еще одного выпускника детского дома — 17-летнего Сережу. Он закончил училище, мечтает пойти в колледж на повара. Но по закону у Сережи нет такого права, поскольку он учился в коррекционной школе. Сейчас мы помогаем ему получить полноценный аттестат и снять имеющиеся диагнозы, которые, по всей вероятности, были поставлены ему в детстве ошибочно.

— Одно дело помогать детям на расстоянии и совсем другое — стать им приемными родителями. Наверное, поначалу было непросто привыкнуть к новым ролям?

— Конечно, период адаптации есть всегда. И это стресс для обеих сторон. Детям нужно время, чтобы начать воспринимать тебя как родителя, к тому же они тоскуют по кровной семье. И у нас были и капризы, и непонимание. Тем более в каждом доме свои правила, а у нас они довольно строгие. Детям пришлось вырабатывать совсем новые привычки — к порядку, к режиму дня, к тому, что нужно делать уроки.

Да и мне самой было непросто. Знаете, как коммунальные службы: прекрасно знают, что будет зима, но снег всегда выпадает для них неожиданно. Так и я, вроде и готовилась, но до конца не осознавала, как все будет. Я думала о том, как буду любить, воспитывать, чему-то учить. А, оказалось, что помимо всего этого есть гора стирки и постоянная готовка, потому что кастрюля супа съедается за один вечер.

— Что бы вы порекомендовали тем, кто планирует стать приемными мамами?

— Если у женщины есть супруг, важно быть одной командой и играть на одной стороне. Тогда гораздо легче. Меня спасает, что муж мудрее меня. Когда я уже готова взорваться, он говорит мне: «Подожди, давай подумаем, как мы будем себя вести». Отводит меня в сторонку, чтобы отдышалась.

Кроме того, хорошо бы заручиться поддержкой кого-то еще из близких людей. Например, у меня несколько подруг, у одной из них тоже есть приемный ребёнок. Если что-то идёт не так, мы всегда можем позвонить друг другу и попросить о помощи. Допустим, посидеть с ребёнком или помочь с уборкой.

Очень важный момент: отсутствие ожиданий. Это мы берём ребёнка, мы его хотели, готовились, ходили на школу приемных родителей. А ребёнок не знал, какими мы будем. Ему никто не давал возможность выбрать себе на сайте маму и папу по фото. Никто ему не оглашал список наших диагнозов и особенностей поведения. Поэтому мы не вправе чего-то ждать от него. Мы — взрослые в этой ситуации, а, значит должны быть мудрее, умнее, сильнее, выдержаннее. В наших силах дать ребёнку возможность проявить свои чувства и помочь их понять.

Дети нуждаются в нашем безусловном принятии, тогда у них постепенно возникает ощущение, что они в безопасности. Были в допотопные времена такие фразы: «Ну и не нужен нам такой плохой мальчик» и т.д. Это запретные слова, особенно в адрес приемных детей. Ребенок должен знать, что его любят, не только когда он хороший.

Многодетная семья в Свердловской области: понятие, льготы, выплаты

Давайте разберемся, так ли это на самом деле, какие льготы полагаются многодетной семье и многодетным родителям, на какие тонкости в законодательстве необходимо обратить внимание.

Читать далее

— А если эту любовь к еще чужому, по сути, ребенку не удается ощутить?

— Совершенно нормальная ситуация. Не стоит этого бояться. Даже кровного ребенка не всегда получается полюбить сразу, а приемного — тем более. Поначалу в душе может быть больше раздражения, чем принятия. Однако постепенно накопится много совместных приятных моментов, сформируется прочная привязанность и все будет хорошо.

Полезно пообщаться с другими приемными родителями, чтобы понять, что ты не один такой, вероятно, у многих проблем еще больше. И, конечно, не нужно стесняться обращаться за помощью к специалистам.

— Есть ли разница в отношении к своему и приемному ребёнку?

— Те и другие могут одинаково раздражать, а когда сладко спят, то все кажутся совершенными. Единственное отличие: с кровной дочкой я ощущаю еще и физическую связь.

— Старшие дети не ревновали к тому, что у вас появится собственный ребенок?

— Они первыми узнали, что у них будет сестричка. Мы постепенно готовили их к этому, как и в любой семье, где ожидается прибавление. Отнеслись по-разному. Кристина — обреченно, у нее ведь уже есть трое младших. Настя всегда всему рада. А Ксюша переживала, видимо потому, что у неё размыто представление о нашем с ней родстве. И хотя она знает, что у нее есть кровная мама, ей кажется, что она тоже была у меня в животе. Ей мы объясняли, что теперь она станет старшей сестрой не только для мальчика, но и для девочки, и будет ей примером. Встреча из роддома прошла гладко. Даже Даня, которому было всего два года, отреагировал очень трепетно: трогал Полину кончиком пальца и говорил: «Маленькая». Старшая Влада и вовсе была одним из первых людей, которому я решилась доверить новорожденную малышку.

— Как у детей складываются отношения между собой?

— Между взрослыми и маленькими все ровно. Малыши смотрят на больших, открыв рот, хотят им во всем подражать. А старшие относятся к ним снисходительно. Больше всего конфликтов возникает между средними девочками. Каждая из них борется за мое внимание. Допустим, Ксюша вчера пришла с изостудии и развесила на кухне свои картины, а мама вперед успела посмотреть   новые элементы из фаер-шоу, которым научилась Кристина на своей секции. Ксюша обиделась и залезла под стол.

И все-таки постепенно они укрепляются в мысли, что каждому достанется частичка любви. Стали с пониманием относиться, что у меня бывает необходимость побыть с кем-то из детей наедине, когда он в этом нуждается.

— Чему бы вам хотелось научить своих мальчиков и девочек?

— Когда они только появились, я думала, мы сможем научить их всему, и они будут прямо-таки идеальными людьми. Но со временем ожиданий стало меньше. Сейчас я думаю, что если у моих детей получится сохранять человечность, быть честными по отношению к себе и окружающим, помогать другим людям, то это будет очень хорошо. И, конечно, мне хотелось бы, чтобы у них гармонично сложилась собственная семейная жизнь.

А вообще бывает приятно видеть в детях свои черты, когда они перенимают речь или вдруг поступают так, как поступила бы ты. Для меня это очень ценно.

— С какими основными проблемами сталкиваются многодетные семьи?

— Для меня на первом месте бытовые трудности. Несмотря на то, что дети нам помогают, все равно работы по дому очень много. И я прекрасно понимаю те семьи, которые могут позволить себе помощницу по хозяйству. А второй момент — организационный. Школа, садик, кружки… Нужно так состыковать расписание, чтобы успеть каждого отвести и забрать, чтобы все поели и сделали уроки. Раньше у нас даже таблица была, где мы с мужем видели, кто у нас где; сейчас получается удерживать информацию в памяти. Одним словом, быть многодетной мамой — почти то же самое, что управлять организацией, только маленькой.

— И какого стиля руководства вы придерживаетесь? Уместна ли демократия в многодетной семье?

— Для меня самая удобная форма правления — патриархат. Как папа сказал, так и будет. Всегда можно отправить к нему за решением вопроса. А еще у нас принято так: у кого больше обязанностей, у того и больше прав. Если старшие дети проявляют взрослость и ответственность, то могут позволить себе больше свободы.

— А что делать, если ребенок плохо себя ведет, не слушается?

— В первую очередь надо понять, почему так происходит. Детям вообще-то не очень классно быть плохими. Знать, что ты хороший, куда приятнее. Значит, у всякого плохого поведения есть причина. Может, не хватает внимания. К примеру, я уже знаю, что если Ксюша упорно отказывается что-то делать, значит, ее нужно обнять и посидеть с ней рядом. Конечно, я могу купиться на её уловку, начать её ругать, ходить за ней, заставлять что-то делать, и свое внимание она получит. Но ведь куда приятнее сказать: «Иди ко мне, я тебя обниму», а потом она успокоится, пойдет и все сделает.

Другая причина плохого поведения — усталость. Допустим, Кристина ходит и ворчит на всех, ругается. Я понимаю: это не мы виноваты. Просто она еще маленькая, а у нее за день было очень много дел и теперь осталось мало сил.

А ещё нам, родителям, часто хочется, чтобы дети немедленно кидались исполнять наши просьбы. Хотя я порой думаю: а если бы мне целый день говорили: «Сделай то, сделай это, выпрямись, убери пальцы ото рта, положи телефон, всё, забираем у тебя телефон до вечера»… Я бы не была рада! Поэтому пытаюсь приучить себя не дергать ребёнка, если он чем-то занят, проявлять уважение к его делам (пусть они и кажутся пустяковыми) и не требовать сиюминутного исполнения своей просьбы.

— Как я поняла, помимо семейных хлопот, вы еще и работать успеваете?

— Это необходимость. Конечно, на детей дают деньги, но они не покрывают реальные расходы. Идеально здоровыми дети не бывают, плюс много кружков и секций. Так что, чем больше заработаешь, тем лучше.

Мы оба с супругом трудимся по свободному графику и подстраиваем его друг под друга. По необходимости просим старших детей помочь. Влада совершеннолетняя, потому она может забирать малышей из садика, а с 17-летним Серёжей запросто можно оставить даже самых маленьких. Я работаю репетитором: делаю с детьми уроки, учу английскому языку и предметам из курса начальной школы. Кроме того, я — координатор и специалист по социальной работе в Центре сопровождения принимающих семей. Это организация, которая никак не связана с органами опеки и оказывает независимую поддержку. То есть семья может спокойно прийти и рассказать о своих проблемах, как есть, и получить бесплатную помощь психолога для себя и ребенка. Хороший вариант для тех, кому страшно признаваться в опеке, что нет сил справиться с ребёнком.

Несколько лет назад мы с подругами покинули благотворительную организацию, с которой сотрудничали, потому что наши взгляды перестали совпадать с ее подходами. Потом родилась идея создать вместе собственный благотворительный проект. Так появилось волонтерское движение «Про.Добро». Мы начали продвигать идею умной благотворительности, суть которой в том, что человеку нужно дать удочку, а не рыбу. Нет ничего хорошего в том, что в канун Нового года в детские дома идут толпы спонсоров и несут подарки. Дети, привыкшие получать, но не умеющие создавать, выпускаются из детских домов не адаптированными к жизни. В рамках «Про.Добро» я психолог по работе с пожилыми людьми.

Еще я учусь, заканчиваю Педагогический университет по специальности «Психология и социальная педагогика». Дальше хочу профессионально развиваться как психолог, работать с детскими травмами.

— Остается ли у вас время побыть наедине с собой и с мужем?

— С супругом мы всегда можем пообщаться вечером, ведь по режиму дети должны ложиться спать не позднее десяти-одиннадцати часов. А остаться наедине с собой и вовсе несложно: по дороге на работу я успеваю и подумать о чем-то своем, и в соцсетях посидеть, и немножко поспать в трамвае. Кстати, поняла, что находить время на сон надо обязательно. Для многодетной мамы — это очень важный ресурс. Когда выспишься, жить гораздо легче.

— Что для вас самое трудное и самое радостное в материнстве?

— Трудное — это смирение, способность принимать ситуации, как они есть. По квартире разбросаны игрушки, кто-то забыл сменку или получил замечание в дневник, другой наворчал на тебя, третий — ни в какую не хочет слезать с рук… Так бывает, и с этим ничего нельзя поделать. Стараюсь не тратить на это слишком много сил. Ведь на самом деле ничего ужасного не происходит. Все живы. Все хорошо.

А радостное (помимо возможности выдохнуть в конце дня) — это минуты, когда можно просто посидеть со своим ребенком, отбросив все мысли, сконцентрировавшись на текущем моменте. Вот он рядом с тобой. Живой. Настоящий. Пока еще маленький человек, а будет большим. А еще я довольна, что в нашей семье много детей: даже если один сегодня огорчил, кто-то другой обязательно порадует. Еще ни разу не было такого, чтобы огорчили все сразу.

— Надежда, все-таки, в чем ваш главный секрет: как выживать в большой семье?

— А почему выживать? Живёшь и радуешься!

972 просмотра
Средний балл: 5.0
Ваша оценка