Автор: Все статьи автора добавить в библиотеку

Начало: Мой путь мира (часть 1)

Проще всё сказать устно
Это так грустно, твои глаза...
Взяли и завязали чьи-то
Чужие часовые пояса...
(«Знаки»)

 

В приёмном покое табличка: "В связи с карантином в роддоме №3 вводится масочный режим, родственники в учреждение не допускаются, партнёрские роды отменяются"...

Саша по выражению моего лица всё понял и пытался утешить. Я же не желала верить глазам своим и возражала:

- Но ведь его же отменили... Дети с понедельника ходят в школу... А как же справки? Зачем мы так парились из-за этих справок?!

- Всё будет хорошо. Мы договоримся с Андреем. Не переживай.

Саша умеет успокаивать. Если б не он, моя беременность не протекала бы так прекрасно.

Меня приглашают войти. Женщина в регистратуре встретила меня не ласково. Я поняла, что это как-то связано со мной, моими мыслями – ведь люди чувствуют, как к ним относятся… И тогда я решила в дальнейшем сменить внутренний настрой и встречать каждого встретившегося здесь с улыбкой. Я оказалась в такой ситуации не просто так – это урок мне. Но я рискую ничего не понять, не извлечь из него мудрого послания, если буду продолжать сопротивляться и настаивать на своём.

Примерно такие мысли проносились у меня в голове, пока тётенька задавала вопросы и заполняла карту. Потом дошли до родового сертификата, которого у меня не было. Ещё позже она выяснила, что я и есть та самая «дамочка-мамочка», насчёт которой пару недель назад звонила заведующая ЖК с Северного. В общем, тётенька начала возмущаться, а мне хотелось спрятаться под стол – как ребёнку, ей Богу.

В этот момент пришло спасение в образе Андрея. Он что-то сказал тётеньке, она успокоилась, велела мне переодеться в халатик и следовать за ней.

Халатик, к слову, был у меня весьма романтичного склада или, точнее, кроя - розовенький такой, с райскими птицами, шёлковый и коротенький - мне его сестра на ДР подарила... "Молодёжь"- усмехнулась тётенька над моим внешним видом, сделав ударение на первый слог, и отправила меня на лифте на 4-й этаж, в патологию беременных.

Меня поселили в палату №416, где суждено было мне провести два незабываемых дня, так поменявших моё отношение к процессу родов, прежним ценностям...г де сменились акценты и полюса-пояса поменялись местами...

Всё утро среды мне звонили обеспокоенные родственники и знакомые, а я ничего толком не могла сказать, потому как сама, как слепой котёнок, находилась в неведении... Андрей был занят в операционной и долго не появлялся.

После обеда он всё-таки зашёл ко мне в палату и позвал на УЗИ. Аппарат показывал всё то же - с ребёнком всё в порядке, жизненные показатели в норме, шов состоятелен. Я радостно и с надеждой смотрела на Андрея.

Тогда и состоялся наш первый разговор…

Андрей настаивал на операции, аргументируя это тем, что неизвестно, как поведёт себя шов в схватках, и особенно в потугах. В качестве отрицательного момента привёл мой срок (опять!) и даже возраст (о-о!) и сказал, что я перехаживаю. В общем, поначалу мы с ним беседовали как два глухих - он мне о своём опыте и о виденных им на операциях разошедшихся в швах, я ему - о мировой практике, о состоятельности своего шва, подтверждённого только что на УЗИ, его сроке длиною в 8 лет и о внутреннем настрое.

- В общем, ты мне не веришь, - заключил Андрей через 15 минут разговора.

- Не то, чтобы не верю... Дело в том, что я действительно не смогу рожать естественно с врачом, который не верит в благополучный исход таких родов...

- Понятно... Не знаю, как тебя ещё убедить... Хочешь пообщаться с Олегом Владимировичем?

- Да, очень!

На том и порешили.

Об Олеге Владимировиче Бутунове, заведующем роддомом №7, я наслышана давно. Раньше он работал в 40-м роддоме, и многие девчонки, прошедшие курсы в "Ладе", рожающие вместе с ним, отзывались хорошо об его практике. И моя знакомая Наташа К., когда узнала о моём намерении родить естественно после КС, сразу посоветовала обратиться к Бутунову, мол, он принимает такие роды, но не у всех - зависит от ситуации.

В общем, после предложения пообщаться с Бутуновым я на глазах приободрилась, а Андрей, заметив это, сказал любопытную вещь:

"Я всё никак не могу взять в толк, почему женщины, у которых всё впорядке с анализами, подходят ко мне и просят сделать им кесарево, а женщины, которым по всем показаниям нужно делать операцию, умоляют меня дать им шанс родить самим".

Я лишь пожала плечами в ответ: "Парадоксальности жизни".

Олег Владимирович ждал меня в смотровой. Сначала он посмотрел состояние шейки на кресле (знакомство с акушерами-гинекологами часто начинается именно с этого), сказал примерно то же, что и Юля М. - "для такого срока шейка не достаточно созревшая". И продолжил: "Нет смысла стимулировать и прокалывать пузырь..."

Я от этих слов, конечно же расстроилась.

- А как же моё желание родить естественно? Я всю беременность готовилась к этому.

Анализы все хорошие - всё не так, как в прошлый раз... никакого гестоза, отёков…

Бутунов подошел поближе, приобнял и ласково так начал меня переубеждать, "перезагружать" мой "компьютер":

- Понимаешь, редко, но бывают ситуации, когда женщина прекрасно может выносить беременность - её матка для этого создана, а вот родить... Ведь уже 43-я неделя пошла... А шейка не короткая и пропускает с трудом два пальца. Даже если взять во внимание твой цикл... Всё равно перехаживаешь... Наверняка имеет место дисфункция яичников или ещё что-то в этом роде. Так что вот. Ты - тот самый редкий случай. И я понимаю, что тебе тяжело это принять, ты почему-то считаешь, что, родив через кесарево, ты не настоящая женщина... Но ведь это не так. Операция- один из способов появления ребёнка но свет. Но ты также к этому причастна – ведь все процессы с тобой происходят. К тому же операция эта сейчас совсем не проблема - 4-5 дней и, если всё хорошо, ты с малышкой дома!

Присутствующий при разговоре Андрей победно на меня посмотрел, "вот видишь, и я про то же говорил..." и сообщил, что завтра я досдам недостающие анализы, а в пятницу в первой половине дня (он ещё уточнит когда), они назначат мне операцию.

Когда убеждают мужчины, мне почему-то всегда хочется поспорить, сделать наоборот, что-то доказать - такова моя "женская" особенность. Но на этот раз, у меня как будто опустились руки и я решила, что лучше сделать так, как они говорят.

Без борьбы, без обиды - принять как есть. Ведь только мужчины, на самом деле, умеют по-настоящему убеждать.

«Опустились руки» - это, как известно, образное выражение, означающее «потерять бодрость, впасть в уныние, оказаться в нерешительности» и т.п. Но для меня, как ни странно именно это состояние оказалось неким катализатором внутренних процессов. (Сколько себя знаю, и не перестаю всякий раз удивляться чему-то новому, особенно касающемуся тонких психических процессов, происходящих внутри меня).

Короче говоря, через 2-3 часа после осмотра, у меня в "дамской комнате" отошла слизистая пробка - самая что ни на есть настоящая - такая, как её описывают на курсах по подготовке к родам или в книжках. Я даже ахнула! "Ничего себе! Со мной это случилось!"

Может быть, к этому привели осмотры на кресле – физиологический факт. А может быть и так, что мой организм был глубоко задет словами Бутунова об его несостоятельности и решил доказать обратное. Это факт, скорее, психологический.

И действительно с этого момента я тихо, медленно, но верно начала рожать.

Вечер я провела за телефонными разговорами, советуясь то с одним, то с другим, что мне предпринять и как быть дальше. Ведь, получается, единственным препятствием для ЕР сейчас был только шов. И тот состоятельный. Пообщавшись, решила пока не говорить про пробку, ждать утра и наблюдать за процессом.

Ведь утро вечера мудреней...

Всю ночь, начиная с 23.00 и до 6.00 шли совсем не тренировочные схватки - такие, что мешали спать. Я решила позасекать время между ними - стабильно по минуте через 7-8 минут. Самое интересное, что за эти 7-8 минут я успевала поспать и даже увидеть сон. Вот часто в рассказах о родах говорят про такую уникальную вещь, я всё не верила, а тут сама убедилась, чудеса...

Когда подкатывала схватка, я на автомате нажимала кнопку на телефоне и пыталась визуализировать схватку. Я представляла себе, что она - как огромная волна в океане, растёт, растёт, поднимается всё выше... А я делаю глубокий вдох (полный йоговский), а затем начинаю медленно, отвлекаясь от боли, дуть на эту волну... и чем больше я дую, тем меньше она становится и постепенно стихает… а я, глядя на спокойный огромный океан, засыпаю дальше...

Так и океанила всю ночь. А утром, что мудренее, схватки вдруг стали реже - за час 4-5. Я всё же попросила Андрея попросить, в свою очередь, Бутунова ещё раз меня посмотреть. "Зачем?" - был мне ответ и вопрос.

"Давай уже настраивайся на операцию, выспись сегодня как следует".

"Ага", - несколько сомневаясь ответила я.

К обеду четверга все анализы были сданы. Я, наконец, отвлеклась от себя и своих состояний и решила оглядеться вокруг - поближе познакомиться с соседками по палате.

Их было две - Оля и Ксюша. Оле сегодня должны были сделать КС из-за тазового предлежания плода, но из-за того, что мест в операционной вдруг не оказалось (в эту ночь все вдруг решили рожать; из нашей патологии в родовую, на 2-й этаж отправили четверых), её перенесли на пятницу и поставили передо мной: её на 10.00, меня на 11.00.

Вторую, Ксюшу, сегодня выписывали. Попала она сюда из-за того, что на УЗИ увидели какую-то плацентарную патологию. Впрочем, здесь, в роддоме, диагноз не подтвердился. Ксюше покапали глюкозку и на всякий случай магнезию, и на четвёртые сутки выписали.

Оля лежала в патологии уже пятые сутки и с нетерпением ждала операции. Я, как опытная мамашка (знавшая, что есть кесарево и с чем его едят), рассказывала Оле о том, что нужно делать после операции, как ухаживать за швом и т.д. Ксюша очень трепетно ко мне относилась, всё время предлагала покушать (в среду я пропустила и завтрак и обед, а когда был ужин, как раз лежала под капельницей), угощала чаем с печеньками. Мой аппетит менялся - от своего полного отсутствия до дикой неуёмности (один раз я съела целых четыре порции морковно-творожной запеканки - такой вкусной она мне тогда показалась!)

Когда Ксюша уехала, мы с Олей в её тумбочке нашли позабытую икону.

Иконе "Помощница в родах" я молилась каждое утро. Просила как обычно "терпения и сил". Когда молилась, на глаза наворачивались слёзы, и после такого утреннего «омовения» становилось значительно легче... Это не были слёзы тоски и грусти, и в то же время слезами радости их тоже назвать было сложно. Это были какие-то новые для меня слёзы – я ждала родоразрешения как чуда, и знала, что случится оно совсем скоро…

В четверг на обходе я всё-таки сказала врачу о небольших схватках. После чего решено было поставить мне капельницу с магнезией, дабы «процесс не усилился». Но мой организм, похоже, уже запустил программу «роды» и никакие сдерживающие процедуры его не останавливали. Ночные схватки, начавшиеся уже в 5 вечера – явное тому подтверждение.

За отпущенные мне организмом 7-8 минут передыха я успевала покушать, дойти до куда-нибудь, смерить давление или температуру, поставить укол, поболтать с другими и т.д. От соседок я также скрывала свою родовую деятельность – сама не знаю почему. Наверное, переживала, что они расскажут о моём состоянии медсёстрам – вот и играла в партизана. Хотя нет… мне тогда просто не хотелось особенно разговаривать – я всё больше погружалась в процесс и лишние вмешательства извне не доставляли мне удовольствия.

Поэтому, если схватка настигала меня в палате, я устремляла помутневший от боли взгляд в журнал и делала вид, что это прочитанная новость произвела на меня такое впечатление. Ещё иногда я как будто умывалась, оперевшись об раковину, или заглядывала в шкаф... потому что легче всего было находиться в позе "зю" или коленно-локтевой. И такая из меня выдалась актриса, что никто ничего не заметил.

Чаще всего в этот вечер я находилась в коридоре, оперевшись о подоконник, или в туалете, где была возможность тайно открыть окно и подышать как следует свежим морозным воздухом (в остальных местах окна открывать было запрещено). Я держала в курсе своих дел Сашу, маму и Юлю.

Сашу просила положить денег на телефон, а ещё договориться о своём присутствии на операции. Маму просила молиться. Юле рассказывала о процессе.

"Слушай, держись, молодец! Глядишь, сама родишь" – подбадривала она.

В 9 вечера появилось ощущение, что я не смогу дождаться утра и запланированного времени для операции. Начался какой-то конкретный невтерпёж – иначе не назовёшь! И в голове снова запрыгали противорчивые чёртики мыслей. Если я совсем зарожаю, то роды будет вести не Бутунов (а была договорённость, что операцию будут делать он и Андрей), а дежурный врач. Мне этого не очень хотелось. Но, как я уже заметила, тут от меня уже мало что зависело.

В этот вечер, как и в прошлый, снова из патологии отправили в родовую нескольких женщин - мест, по словам врачей, там уже совсем не было. Всё начинало напоминать конвейер...

"Наверное, с луной что-то, - думала я, - вот и я рожаю..."

Как-то проходя по коридору, я увидела, как одна роженица корчится в муках и плачет... Я подошла к ней и спросила, не нужна ли ей моя помощь.

"Может, массаж сделать?"

Она помотала головой и сказала, что ничего не помогает.

- Врач сказал ждать полного раскрытия и ушёёёл...

- А какое сейчас раскрытие?

- Не знааааюююю...

И снова реветь и кричать.

Хоть мне и было жалко эту женщину, но я всё равно подумала, что можно иначе справляться с родовой болью. Слёзы, крики и жалобы дежурным медсёстрам тут вряд ли помогут...

Но на всякий случай я позвала врача.

Оказалось, что всё под контролем, все уже в курсе - "Просто так женщина переносит роды"...

(Эту женщину, к слову, я потом встретила в послеродовом отделении с малышкой. Она стояла в коридоре, держала свой тёплый свёрточек на руках и мило улыбалась).

Ближе к 10-ти вечера я сходила в душ (одна из процедур, которую нужно было сделать перед операцией, другие - клизма утром, чистая сорочка и эластичные чулки или бинты) и как следует помылась. О, что это был за кайф направлять тёплую струю воды из душа себе на животик во время схватки! Так что в душевой кабинке я пробыла… ну где-то полчаса…

На ночь мне по рекомендации врача дали фенозепам ("чтобы как следует выспаться перед операцией"), и я честно попыталась так и сделать. Засыпала с мыслью "Будь что будет..." А там - снова океан и гигантские волны.

В 1.30 ночи я проснулась оттого, что океан сменился на что-то другое. Это было похоже на какой-то смерч или, знаете, такой железный вентель, находящейся в старой доброй мясорубке. Боль исходила из самого центра матки и, закручиваясь, долго поднималась вверх - так долго, остро и больно, что я решила встать и действовать.

"Всё равно фенозепам сегодня мне не друг", - решила я и вышла из палаты.

В коридоре - тишина, все дежурные спят и видят сны, вряд ли про океан и мясорубки... Я, дико извиняясь, разбудила одну из них и сообщила, что рожаю.

"Через сколько схватки", - дежурно, как и полагается дежурной, спросила она.

"Через 4-5 минут".

Она чуть было дальше не уснула. Но когда я добавила, что у меня на утро назначена операция, тут же волшебным образом соскочила и побежала за врачом.

Я позвонила Саше и сообщила радостную новость. Саша позвонил Андрею, и тот выехал в роддом. О присутствии Бутунова тут уже не могло быть и речи.

Не судьба, стало быть. Похоже, моя малышка знала свой день, час и людей, которые помогут появиться ей на свет.

Что до меня, то я уже настолько вошла в процесс, что мне уже было всё равно, приедет Саша ко мне или нет, будет принимать роды Бутунов или кто-то другой...

Через какое-то время (хм… не понятно, конечно же, какое) пришёл дежурный врач (я в этом момент стояла в колено-локтевой на кушетке и, кажется, чуть ли не спала) и мы отправились в смотровую...

Как раз в тот момент, когда я забралась на кресло, ко мне незаметно и совершенно наглым образом подкралась схватка и я вся скрючилась...

"Ого", - только и сказал на это врач (к сожалению, не знаю его ФИО)

"ОГО", - повторил он, когда посмотрел состояние моей шейки.

"Что, раскрытие?" - удивилась я.

"Да, раскрытие".

А вот какое раскрытие, я почему-то не спросила. Наверное, в тот момент опять подкралась схватка...

Зато спросила вот что:

- А можно мне родить самой?

- Ну почему нет.

УРА!

После смотровой я зашла в свою палату, ставшую мне родной за эти два дня, переоделась, собрала вещи (на самом деле, они в основном ещё с вечера были собраны - на всякий случай) и наткнулась на идущую в туалет Олю:

- Ты чего?

- Я рожаю...

- КАК?!!!

Похоже, Оля никак не могла смириться с тем, с чем обычно и я не очень-то мирюсь - с резкими переменами в сценарии жизни.

Последней в пакет я как всегда положила икону, успев ещё раз попросить всего лишь о двух вещах… ну, вы знаете... Пакеты поднять было почему-то невозможно, мне помогла дежурная медсестра. Она же сделала мне клизму, попросив не задерживаться в туалете - а я там чуть не уснула.

Выходя из клизменной, встретила ещё одну рожающую, которой врач указывал на меня:

- Вот посмотри, у женщины на лице написано, что она рожает, а ты что? Ладно, собирайся, поехали вниз... Да что это такое тут у нас творится!

Дежурная сестра помогла мне с эластичными чулками - не было сил наклоняться, и заботливо привезла каталку.

"Зачем? Я сама дойду..." Мне всё казалось, что я не рожаю, а так, балуюсь...

Лифт спустил нас на 2-й этаж. Только "рожающая" женщина направилась направо, а меня повезли налево - в операционную...

"Наверное, Андрей позвонил этому врачу и предупредил, что у меня операция в любом случае... Ну что ж... Так тому и быть".

В тот момент ещё больше, чем раньше не хотелось спорить, бороться и что-то доказывать. Хотелось просто плыть по течению. Как рыбка. Может быть, впервые в жизни...

Пока я плыла, искала "плюсы" в ситуации.

Родовая переполнена, а значит, никто не будет со мной сюсюкаться и возиться, а ведь роды после КС требуют особого внимания, в такой суете рожать мне не хотелось - это раз.

Кесарево будет экстренным, а не как в первый раз (плановым), то есть моя малышка и я начали выделять «гормоны любви» (как любит называть окситоцин и ко М.Оден), значит, она готова к появлению на свет именно в этот день - это два.

Я немного побыла в родах и узнала, как у меня всё протекает, а также увидела себя - терпеливую, смирившуюся и спокойную (хотя всегда думала, что буду паниковать и вести себя как та женщина, встреченная мной в коридоре) – это здорово, и это три. А три - на счастье!!!

Андрей так и застал меня на кушетке, в этих мыслях, время от времени сворачивающейся калачиком.

- Значит, не дождалась? Часто схватки?

Я кивнула.

- Ну поехали...

И покатил меня в операционную.

Продолжение Мой путь мира (часть 3)