Автор: Все статьи автора добавить в библиотеку

Дети двух-шести лет — совсем не маленькие копии взрослых. Это уникальные существа, которые иначе мыслят и по-другому видят мир. Что говорит психологическая наука о том, как устроен интеллект, внимание и память малышей? Расскажем как размышляют дошкольники, что такое «хорошо» и «плохо» в их понимании, как долго могут концентрировать внимание и почему они разговаривают сами с собой.

Дошколенок думает иначе

Детки, начиная с двух лет, уже могут мыслить символами. Это позволяет осваивать речь (ведь слова — это символы предметов, явлений и т. д.) и имитировать те или иные действия. Малыш может представить, что кубик — это машинка и возить его по полу или кормить вас кашкой из песка и камушков. Игры-имитации очень полезны с точки зрения дальнейшего развития. Чтобы эта способность оперировать символами развивалась, важно давать ребенку возможность играть предметами, только отдаленно напоминающими настоящие, а не заваливать точными копиями настоящей посуды, еды, техники.

Наряду с этим достижением, интеллект ребенка вплоть до шести-семи лет обладает рядом особенностей, которые могут показаться взрослым странными. К примеру, с двух до четырех детки могут считать живым все, что движется, и ожидать, что неодушевленные предметы станут их слушаться. Помню, один знакомый мальчик обожал расставлять резиновых зверушек на длинной узкой полке и каждой строго наказывал: «Стой — не падай!».

Даже в возрасте пяти-семи лет ребенок зачастую концентрируется только на одном свойстве предмета и не видит остальных. Ему свойственен эгоцентризм. Для него существует только его собственная позиция. К примеру, он не понимает, что человек, сидящий с другой стороны от построенного замка, видит его с другого ракурса. Точно также и в смысле рассуждений не готов к тому, что у другого человека может быть своя, отличающаяся точка зрения.

Ребенок в пять-шесть лет еще не понимает закона сохранения материи. Это несложно увидеть на практике. К примеру, берем два одинаковых стакана с равным количеством молока. Потом на глазах ребенка молоко из одного стакана переливаем в более широкую посуду. Теперь на вопрос о том, где больше молока, малыш может показать на более узкий стакан — ведь уровень жидкости в нем выше.

То же самое происходит, если мы берем два одинаковых пластилиновых шарика (ребенок соглашается, что пластилина в них поровну), а потом раскатываем один из них в длинную колбаску: малышу может показаться, что теперь пластилина больше в колбаске (если он сконцентрируется на длине).

До 7 лет большинство детей делает ошибки в решении задач на понимание объема понятий. Допустим, на картинке пять яблок и десять груш. На вопрос, чего больше — груш или фруктов, мы почти наверняка получим ответ: груш.

Часто дети пытаются установить причинно-следственные связи между явлениями, которые происходят одновременно или меняют причину и следствие местами. От хрестоматийного «ветер дует, потому что деревья качаются» до пугающего «я плохо себя вел и поэтому мама заболела».

После объяснений взрослого некоторые ошибки ребенок перестает делать. Однако, на самом деле эти интеллектуальные особенности абсолютно нормальны, со временем проходят и не требуют коррекции и родительского беспокойства.

Что такое хорошо и что такое плохо?

Маленькие дети имеют весьма своеобразные суждения о нравственном поведении. Так, они оценивают не мотивы того или иного поступка, а его результаты. Допустим, один мальчик тайком полез в буфет за конфетой своей сестренки и по пути разбил чашку, а другой мальчик помогал маме накрывать на стол и уронил целый поднос с посудой. Четырехлетка почти наверняка скажет, что второй мальчик поступил куда хуже, ведь он нанес более серьезный урон.

В целом развитие нравственности ребенка, как и развитие интеллекта, проходит несколько стадий. Так дети в возрасте двух-трех лет ориентируются только на соблюдение правил с целью избежать наказания, а с четырех до семи — им присущ «наивный потребительский гедонизм». То есть, малыши делают то, за что похвалят, добрые поступки могут совершать только по принципу «ты мне — я тебе». Поэтому нормально, что дошкольник считает наилучшим поведением то, которое позволяет избегать неприятностей и в то же время дает возможность не упускать своего.

Ценность человеческой жизни как таковая еще не осознается, а измеряется только удовольствием, которое этот человек доставляет ребенку или другим людям. У самых маленьких ценность человека даже смешивается с ценностью предметов, которыми он обладает. Та тетя, которая угощает конфетами, и тот мальчик, который делится своим самокатом, — однозначно «хорошие люди», а вот если бы на свете не было тети, которая ругается за то, что мы шумели в музее, то никто ничего бы не потерял.

Только в возрасте десяти-тринадцати лет дети начинают хорошо понимать принятые в обществе нормы, осознавать ценность каждой человеческой жизни. Сначала они считают правильным подчинение закону и авторитетам, и только после тринадцати — готовы гибко оценивать те или иные поступки, допускают, что даже противозаконные действия могут быть оправданы, если продиктованы совестью.

Таким образом, ждать от дошколенка чудес самопожертвования при дележке игрушек на детской площадке или в отношениях с братьями и сестрами вряд ли стоит, равно как и стыдить ребенка за нормальное для его возраста поведение. С другой стороны, важно обсуждать примеры из жизни и литературы, размышлять, «что такое хорошо и что такое плохо». А то, знаете ли, приходят на ум взрослые люди, нравственное развитие которых в смысле гибкости ничем не отличается от уровня шестилетнего малыша.

(Не) управлять собой

Нередко можно услышать жалобы взрослых на неусидчивость своих детей. «Что за ребенок такой растет! — сетует бабушка на пятилетнего внука. — Не может полчаса посидеть и спокойно чем-то одним позаниматься. То за одно, то за другое хватается. Как в школе будет учиться?».

Так вот, мудрые советские психологи еще в начале прошлого века установили, что произвольность внимания и памяти, то есть способность осознанно управлять этими процессами, формируется только ближе к семи годам. Как думаете, почему детей отправляют в школу именно в этом возрасте? Раньше их мозг чисто биологически не готов управлять познавательными процессами, и не нужно заставлять его этим заниматься.

Дошкольник не выбирает сознательно, на чем сконцентрировать внимание и не может это делать по чьему-то указанию. В его поле зрения попадает то, что интересно. Если его увлечет конструктор, он может довольно долго от него не отрываться. Но если в этот момент за окном пролетел жужжащий вертолет или по стене прыгнул радужный солнечный зайчик от трюмо, совершенно нормально, что ребенок бросит конструктор и пойдет разбираться, что произошло. По дороге к окну он может заметить на полу красивую коробочку, из которой собирался сделать гараж, поднять ее и отправиться на поиски ножниц, но, почувствовав вкусный запах из кухни, бросить и эту затею и пойти проверять, что готовит мама. Стоит ли маме потом удивляться и тем более кричать: «Вот в конструктор поиграл, бросил и не убрал!» или «Ничего до конца не доводишь!»? Он не бросал, он на секунду отвлекся…

То же и с памятью. Запоминается то, что заинтересовало, увлекло. Память по большей части складывается из ярких отрывочных образов. Научить ребенка до шести лет организовывать свою память, пользоваться мнемоническими приемами, крайне сложно.

Для произвольности познавательных процессов еще придет свое время, пока же надо дать ребенку возможность исследовать мир так, как ему нравится. Насильно усаживать за неинтересные занятия, «приучать» быть внимательным — не только бесполезно, но и вредно. Как минимум для ваших отношений с ребенком.

Разговор с самим собой

Исследования, проведенные в 80-х гг., показали, что дети в возрасте от 4 до 8 лет, если им не мешать, разговаривают сами с собой до 20% времени, которое проводят в детском саду или школе. На самом деле, взрослые тоже иногда разговаривают сами с собой, но, как правило, не делают этого в присутствии других людей — как минимум, это не принято и будет выглядеть странно.

Психологи считают, что речь для себя помогает ребенку развивать внутренний план мышления и управлять своим поведением. Самые маленькие говоруны только констатируют факт: «Я нарисовал домик». Те, что постарше, сопровождают речью действие: «Я крашу, и картинка становится ярче». И, наконец, еще более «продвинутые» в речи для себя начинают планировать: «Сейчас я нарисую красивую картинку».

Было установлено, что чем сообразительнее ребенок, тем чаще он пользуется речью для себя и тем более она у него богата и содержательна. По мере взросления малыша речь для себя переходит во внутренний план, то есть перестает звучать, и тогда поведением ребенка начинает управлять уже мышление, а не речь.

Отучать ребенка говорить с самим собой точно не стоит, и даже наоборот, если импульсивному ребенку трудно управлять своим поведением, можно научить его давать себе команды вслух.

Помимо самоконтроля, разговор с самим собой может быть своего рода игрой, способом расслабиться, выразить свои мысли и чувства, а заодно и поупражняться в речевом развитии. Дети могут рассказывать себе выдуманные истории, болтать с воображаемым другом. Кстати, исследования показали, что до 65% дошкольников выдумывают себе друзей. Причем такие выдумщики зачастую могут быть более общительными, креативными и иметь больше реальных друзей, чем их сверстники.

Адаптивные особенности детского интеллекта

Сегодня многие психологи убеждены, что так называемые «недостатки» детского интеллекта на самом деле являются его адаптивными особенностями, сложившимися в ходе эволюции. То есть качественные отличия малышей от детей старшего возраста и взрослых на самом деле возникли не случайно и помогают ребенку пройти свой путь развития наилучшим образом.

Эгоцентризм позволяет малышу прекрасно усваивать ту информацию, которая имеет к нему непосредственное отношение. Незрелость познавательной сферы ребенка способствуют тому, что он держится подле матери, формирует прочную привязанность и лучше овладевает языком.

Многие малыши переоценивают свои возможности и способности. С полной уверенностью они пробуют своротить с места огромный булыжник или допрыгнуть до ветки дерева, висящей в трех метрах над землей. Но если взрослому неадекватное восприятие своих возможностей мешало бы, то маленькому ребенку неоправданный оптимизм помогает верить в собственные силы, пробовать что-то снова и снова, рассчитывая, что рано или поздно у него все равно все получится. Только понаблюдайте, с каким упорством ребенок учится ходить, есть ложкой, писать буквы! Ведь для него все это — страшная абракадабра. Вот если бы мне сейчас пришлось учиться есть рис палочками или писать иероглифы, я бы быстро это дело бросила, расписавшись в своей неспособности. А ребенок не таков — падая, он снова встает и идет вперед. И это здорово!

Одним словом, особенности мышления, памяти и внимания у дошкольников — это нормальный (и полезный!) этап. Попытки родителей и педагогов чересчур усиленно заниматься ранним развитием с младенчества, с целью устранить так называемые «дефекты», многими психологами рассматриваются как нежелательные. Парадоксально, но вмешательство в естественный ход вещей может даже снизить обучаемость ребенка и скорость овладения языком.

Радуйтесь тому, как необычно размышляет ваш дошколенок, как видит себя и мир! Ведь очень скоро он вырастет, и все его удивительные фразочки и нестандартные наблюдения останутся только достоянием вашей памяти.

1575 просмотров
Средний балл: 5.0
Ваша оценка