Автор: Все статьи автора добавить в библиотеку

Девочка была мечтой всей нашей семьи, мы мечтали, что в нашем доме появятся бантики и рюшечки, платьица и юбочки, куколки и посудка, но только не сейчас, сейчас не до малыша: я только что получила грант на открытие собственного дела, до сих пор не решен квартирный вопрос, а переезжать каждый год с одной съемной квартиры на другую с двумя детьми тяжко, а с тремя казалось вообще невозможным - муж все еще не вышел на докризисный уровень доходов.

В общем, о младенце мы только мечтали, но для его рождения ждали лучших времен. Но малыш, видимо, ждать светлого будущего не хотел, он решил появиться на свет вопреки всем сложностям и трудностям нашей жизни.

Все началось с того, что я начала толстеть, толстеть не по дням, а по часам, мне показалось это очень странным, ведь шел Петров пост, а в посты я обычно худею, так как стараюсь их соблюдать. Муж заметил, что я стала какая-то нервная. Подозрения пали на беременность. Еще не веря в свое счастье, я побежала за тестом, и, как нетрудно догадаться, он показал две полоски. Честно, я впала в легкий шок, я была совершенно уверена, что третий ребенок нам пока не по силам, но раз малыш решил по-другому, то ничего не оставалось, как принять свою беременность с благодарностью, что я и сделала, и больше не мучила себя мыслями: сможем не сможем, потянем не потянем, а начала радоваться каждому дню беременности, ожидая встречи с малышом.

Беременность меня радовала: анализы хорошие, токсикоза нет, почти ничего не болит, ребеночек бодро пинается – все просто замечательно. Правда, к концу беременности начала сильно отекать и жутко набирать вес - по 1 килограмму в неделю, и хотя ограничила себя в еде и питье, с весом и отеками так справится и не смогла, набрала 20 кг, что для меня нереально много, т.к. в первую я набрала 5,4 кг, во вторую – 8,6 кг. Это, пожалуй, был единственный неприятный момент за всю беременность.

Родить я собиралась в 37-38 недель, на этом сроке я родила старших детей. Примерно с этого времени по вечерам я начала чувствовала несильную, тянущую боль внизу живота, мне казалось, что это схватки, что они усилятся, и именно сегодня ночью придется ехать в роддом, но через несколько часов все затихало. Так, в полной боевой готовности я дожила до 40-ой недели. И вот наступил он, один из самых счастливых дней моей жизни - день родов.

Как я и предполагала, роды начались ночью. В 2:00 я проснулась от сильных и частых схваток. Разбудила мужа, он предложил мне еще поспать, может, опять все пройдет, но я знала, что такие боли, пока не родишь, не пройдут. По дороге муж спросил, страшно ли мне. Да, мне страшно, хоть и третий раз рожаю, а все равно боюсь: боюсь боли и мук, боюсь некомпетентного врача и неопытную акушерку, боюсь хамоватую санитарку и грубую медсестру, боюсь несчастного случая и неблагоприятного стечения обстоятельств, боюсь невнимания и резких слов, всего боюсь, ведь женщина в родовой так беззащитна, так зависима и уязвима.

В 3:00 мы были уже в роддоме. А дальше все как у всех: допрос с пристрастием, клизма, душ и в родовую.

В 4:00 зашла в палату, за 4 года в ней ничего не изменилось: то же кресло, та же кровать, те же детские весы «САША». Нахлынули счастливые воспоминания, вспомнила, как в этих серых кафельных стенах встречала своих мальчишек, как здесь услышала их первый крик, первый раз обняла их, приложила к груди. От радостных воспоминаний, страх исчез, появилась уверенность, что и в этот раз все пройдет хорошо. И уже успокоенная и умиротворенная стала ждать встречи с малышом. Время шло быстро, тем более было чем заняться: походила, полежала, подышала, постонала.

В 7:55 по коридору пробежали врач, акушерка, санитарка - в соседней палате начались роды. Слышу голос акушерки за стенкой: «Катя, тужься, тужься», и тут я понимаю, что пришла моя очередь тужится, головка малыша опустилась. Зову врача, чудесная Марина Евгеньевна меня посмотрела, сказала, что пора рожать, что она побежала за акушеркой.

Но акушерка так и не появилась, зато в палату пришла молоденькая девочка в голубом костюме, она предложила мне с кровати перелечь на кресло, что я послушно исполнила и тут же об этом пожалела, т.к. спинка кресла была поднята, ребенок спустился еще ниже и уже совсем не было сил терпеть, малыш хотел на свободу, а в палате никого не было, кроме растерянной девочки и меня, «героически» сдерживающей потуги, ожидая прихода медицинского персонала.

Наконец прибежала врач, я ей кричу, что больше не могу, что ребенок уже идет, она уговаривает меня не тужиться, подождать, одновременно командуя девочке в голубом костюме быстрее одеваться. Та стахановскими темпами старается надеть одноразовый халат, шапочку, перчатки, но я, уже не надеясь, что это когда-нибудь случится, подставляю руки к тому месту, откуда должна появиться головушка, с твердой уверенностью самой ловить ребенка.

Вдруг мне стало очень больно, и больше не в силах терпеть с воплем: «Ловите», я начала тужиться. Потугами никто не руководил, может быть, потому что я опытная роженица, а может, просто некому было, моя акушерка, девочка в голубом костюме, - дежурная медсестра из послеродового блока, это были её первые роды, и как она позже призналась, у неё тряслись руки, когда она принимала малыша. Головку я родила быстро, потом плечики, а после и все остальное.

В 8:20 по палате разнесся первый крик моего ребенка. О чем он кричал, я не знаю, может быть, это радостное: «Ура, как хорошо, что я родился, я так хочу все увидеть и узнать», а может, испуганное: «Мне страшно, здесь очень холодно и шумно, хочу обратно в свой безопасный дом». Но хочется верить, что все-таки это крик радости, что малыш так же счастлив, как и я – мы встретились, боль и страдания закончились, началась наша новая жизнь. Ребенка положили мне на живот, когда, посапывая и тихонько попискивая, он своим крохотным носиком уткнулся мне в грудь, чувство нежности и любви к этому маленькому человечку охватило меня. Теперь мое сердце навсегда принадлежит ему!

Врач и медсестра начали искать разрывы. В это время неонатолог решила посмотреть пол малыша, подняла попу, «малышковую» попу, и тут я услышала долгожданные слова, те слова, которые ждала 9 месяцев: «У вас девочка».

Я плакала, плакала от счастья. Вернулась акушерка (в соседней палате роды закончились), обрезала пуповину, малышку забрала взвешивать и мерить рост. Меня с кресла переложили на кровать, я позвонила мужу, подписала согласие на прививки, мне вернули доченьку. Все ушли, и мы наконец остались вдвоем, дочка жадно сосала грудь, а я любовалась своим произведением - моя доченька, моя Машенька, мое золотое солнышко, мое счастье и радость.

В эту минуту меня не интересовали ни бытовые трудности, ни материальные сложности, ничего, только одно – я мама, я опять мама, теперь уже трижды мама, трижды счастливая мама.

Девчонки–первородки в коридоре жалуются друг другу: «Больше в роддом ни ногой, это был первый и последний раз», я их не понимаю, как можно из-за боли лишить себя самых светлых, самых счастливых минут жизни?

Конечно, было больно, порой очень больно, нестерпимо больно, но это становится неважным, ведь в эти моменты больше чем о себе ты думаешь о том бесконечно дорогом пищащем комочке весом 3400 и ростом 53 см, ради которого ты готова вынести любую самую «больную» боль, перенести все адовы муки, чтобы встретиться с ним, обнять его, поцеловать это беззащитное трогательное создание и сказать: «Здравствуй, малыш, я твоя мама, я тебя очень люблю и несказанно благодарна Богу, что ты появился в моей жизни».

7286 просмотров
Средний балл: 4.9
Ваша оценка